шкафы металлические для документов

 

 

21 июня 1941 года за день до вторжения вооруженных сил фашисткой Германии на территорию СССР, советское правительство приняло постановление о начале производства реактивных систем залпового огня, названных позже ласковым женским именем "Катюша". Официально их называли гвардейскими реактивными минометами.

      Впервые батарея "Катюш" (БМ-13) под командованием капитана Флерова показала себя в деле под Оршой в начале июля 1941 года. Был нанесен удар по железнодорожной станции Орши. Эффект для находившихся там немецких войск, только что захвативших станцию Орша, оказался просто ошеломительным - им показалось, что накрыл чудовищный смерч, оставлявший после себя смерть и огонь. Хваленные гитлеровские вояки, победным маршем двигавшиеся вглубь советской территории, срывали с себя знаки отличия, бросали оружие и бежали в тыл - подальше от ужасного русского чудо-оружия. Естественно, только те, которым удалось уйти из под огневого поражения систем залпового огня – в то утро под Оршей немцы потеряли до батальона пехоты. 

      Командованию РККА удалось перехватить панические радиодонесения немецких частей, попавших под огонь реактивных систем залпового огня капитана Флерова. Они сообщали, что русские применили  «автоматические многоствольные огнеметные пушки".

      И почти сразу же фашистское руководство начало охоту за русским чудо-оружием. Гитлер требовал как можно скорее оснастить свою армию подобными «автоматическими многоствольными огнеметными пушками».

      Между тем, наше руководство заранее минировало пусковые установки зарядами тротила и приказывало взрывать их в случае отступление, не допуская захвата сверхсекретного оружия врагом. Однако в отдельных случаях фашистам все-таки удалось захватить и пусковые установки, и даже сами реактивные снаряды.

      На разгадку тайны «Катюши» были брошены лучшие немецкие ученые оружейники. Постепенно они многое для себя прояснили, т. е. повторили путь советских разработчиков «Катюш», доводивших до ума свое детище несколько предвоенных лет, начиная с конца 1937 года. Примечательно, что первоначально реактивные снаряды собирались использовать только в качестве оружия для авиации – истребителей и бомбардировщиков. Использование реактивных снарядов для систем залпового огня наталкивалось на большое противодействие артиллеристов – им представлялось, что новое оружие слишком неэффективно по сравнению с традиционной ствольной артиллерией. Впрочем, боевая эффективность будущих гвардейских реактивных минометов постоянно росла, и к июню 1941 года была изготовлена опытная батарея, которую предстояла испытать в условиях полигона. Только испытание произошло в боевых условиях под Оршей.

      Но работавшие над захваченными русскими реактивными снарядами немецкие ученые не могли никак понять принципа ужасного огневого воздействия. И особенно – почему в площади  поражения систем залпового огня горело все, что только могло гореть? Оказывается, в начинке реактивных снарядов «Катюш» не было никаких зажигательных компонентов – только тротиловые шашки.

      Дело в том, что на вооружении Вермахта имелись свои системы залпового огня – шестиствольные 150-мм минометы, которые сильно уступали по боевому эффекту «Катюшам». И тем более, немецкие шестиствольные минометы не вызывали свои воздействием такого мощного пиротехнического эффекта.

      Много десятилетий спустя отечественные оружейники раскрыли тайну этого самого ужасающего пиротехнического воздействия снарядов гвардейских реактивных минометов. Оказывается, все дело было в удлиненных тротиловых шашках, которыми были начинены реактивные снаряды. При подрыве эти тротиловые шашки разбрасывали тысячи раскаленных осколков, которые и поджигали все горючие предметы вокруг эпицентра взрыва реактивных снарядов. И чем более массированным было применение реактивных снарядов, то тем более сильным был фугасный и пиротехнический эффект.

      Остается добавить, что немецкие оружейникам так и не удалось решить «загадку «Катюши» до самого конца войны…

 

 

ВЕРНУТЬСЯ  НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ